Пространство Гэсэра Зодбоева. Последняя скульптура мастера

Если хоть на миг отрешиться от суеты, заглянуть вглубь себя, сосредоточиться на чуть слышном биении жизни, то можно обнять весь мир. Раскинуть руки-крылья и ощутить, что все сущее едино в бесконечном пространстве вселенной. Такие мысли и чувства рождает выставка бронзовой скульптуры бурятского художника Гэсэра Зодбоева. Она открылась на прошлой неделе в основном здании Иркутского областного художественного музея им. В.П. Сукачева.

Здесь вы сможете погрузиться в особое пространство – «Пространство Гэсэра».
«Пространство» – последняя скульптура талантливого мастера. Уникальный почерк особенно явно прослеживается в его поздних, более крупных по размеру работах, таких, как «Победа», «Танец шамана», «Полет», «Мэргэн». Возможно, еще немного – и мир открыл бы для себя нового талантливого бурятского скульптора. Но путь Гэсэра Зодбоева трагически прервался в 2007 году, когда ему было всего 44. По словам организаторов выставки коллекционеров Лины и Дмитрия Ермантовичей, экспозиция названа так неслучайно. По буддистским представлениям жизнь состоит из четырех элементов – воды, огня, земли, воздуха, и есть пятый элемент, который объединяет все сущее, – пространство.
За последнее десятилетие бурятской скульптуре удалось получить признание не только на российском, но и на мировом уровне. Начало этого успеха было положено именно в этом небольшом зале художественного музея в 2000 году, когда никому не известный скульптор Даши Намдаков представил здесь свою первую персональную выставку. Она произвела такой фурор, что буквально через несколько лет молодой скульптор сумел покорить капризную Москву. Теперь ни один скульптор, работающий в бронзе, не может избежать сравнения с Даши Намдаковым. Однако в случае с Гэсэром Зодбоевым оно в какой-то мере оправдано.
– Когда была первая персональная выставка Даши Намдакова, сделать ее с технической точки зрения ему помогали Гэсэр Зодбоев и Дмитрий Будажабэ, – рассказала Лина Ермантович. – Эти три скульптора жили в Улан-Удэ и были очень дружны. Однажды они решили организовать мастерскую. Дмитрий Будажабэ очень долго реанимировал методику литья «утраченного воска», которая использовалась для отливки культовых статуй. Они очень поддерживали друг друга. Правда, тогда Гэсэр бронзой не занимался, он окончил Красноярский художественный институт по специальности «Керамит». Может быть, еще и поэтому он начинал в бронзе с малых форм.
Действительно, по работам можно предположить, что в начале творчества на него оказывали влияния как Даши Намдаков с его пластикой, так и Дмитрий Будажабэ с его сложной «гладкой» Aaнерой. Однако через несколько лет Гэсэр Зодбоев вырабатывает собственный почерк. За столь короткую жизнь он все-таки состоялся как художник и вряд ли печалился о том, что не успел прославиться. Ведь, по словам друзей, он не стремился покорить мир, для мастера гораздо важнее было каждый день познавать его и отливать свои чувства в бронзе. И неслучайно искусствоведы отмечают глубоко личностное и трепетное отношение скульптора к каждому его образу.
– Секрет особого видения пространства Гэсэра Зодбоева заключается в том, что каждая его скульптура предполагает окружающий мир, – считает заместитель директора по науке Иркутского художественного музея, искусствовед Татьяна Огородникова. – Она не замкнута сама в себе, а как бы вписана в пространство. Эта особенность связана с мировоззрением бурятского народа, суть которого в том, что человек, как и животное, и насекомое, является неотъемлемой частью мироздания.
Может, именно эту особенность оценил его святейшество Далай-лама XIV, в личной коллекции которого есть скульптура Гэсэра Зодбоева «Первая молитва». Кстати, каждое из 32 произведений, представленных на выставке, отражает личную историю семьи автора, родословная которой ведется с XVII века. В ней переплелись судьбы священнослужителей, военных и художников. Скорее всего, именно из своего родового древа скульптор черпал образы фантастических воинов, шаманов, лам. Один из родственников Гэсэра – талантливый художник и философ Санжи Цыбиков – считается основателем Оронгойской школы буддистской скульптуры. Офицер Эржени Зодбоев состоял переводчиком у цесаревича Николая во время его визита в Верхнеудинск. Кроме того, одним из предков Гэсэра Зодбоева был Пандидо хамбо-лама Даши-Доржо Итигэлов, нетленное тело которого находится в Иволгинском дацане. Может быть, отсюда тяга скульптора к религии.
– В 2007 году наша галерея участвовала в международном фестивале искусств в Москве, – отметила Лина Ермантович. – В номинации «Скульптура» из 250 авторов победителями стали Даши Намдаков, Гэсэр Зодбоев и Дмитрий Будажабэ. Кстати, последние три года перед смертью Гэсэр вместе с Дмитрием делал двухметровую скульптуру Будды в Улан-Удэнском дацане. Это единственная в мире сделанная в такой технике скульптура Будды такой величины. Кроме того, в столице Бурятии есть еще один совместный с Будажабэ проект – фонтан с рыбками.
По словам искусствоведа Татьяны Огородниковой, в Иркутском художественном музее с работами Гэсэра Зодбоева познакомились три года назад, были поражены его талантом. Какие-то скульптуры были приобретены, другие – подарены коллекционерами. Кстати, в музее очень большая коллекция работ бурятских художников, вторая по величине после собрания произведений иркутских авторов. Оценить ее великолепие можно будет уже в 2011-м. В год 350-летия со дня добровольного вхождения Бурятии в состав России в музее состоится большая экспозиция бурятских художников. В том числе зрители смогут увидеть и творчество Гэсэра Зодбоева. Можно не ждать два года, а приобрести на выставке каталог работ скульптора.
Елена Орлова

 

Запись опубликована в рубрике Статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.